ГлавнаяНовости Новокузнецка10.11.2010По лабиринтам закона

По лабиринтам закона

Несовершенство закона или же отсутствие стремления специалистов соцстраха применить этот закон в интересах шахтеров, получивших травмы на производстве, вынуждает людей искать справедливость в суде? В редакцию «Кузбасса» обратился Александр Окладников, которому процент утраты трудоспособности был установлен спустя 19 лет после травмы. Не составленный вовремя акт о несчастном случае на шахте спустя годы обернулся для горняка большими проблемами.

Акт длиною в 19 лет
Александр Александрович Окладников пострадал в 1991 году, когда работал механиком участка вентиляции и техники безопасности на шахте имени Ленина. Упав с высоты, он сломал бедро и семь ребер. Девять месяцев пролежал в больнице. Потомеще больше года добивался от своего начальства, чтобы производственную травму оформили как положено. Но это были 90-е годы, раздираемые шахтерскими забастовками, нестабильностью во всех сферах. Акт о несчастном случае на производстве тогда так и не был составлен. Начальник отмахнулся: «Тебе больничный оплатили – ну и работай дальше». И механик прекратил хлопотать. Работать ему действительно было необходимо: дети еще учились, как же без заработка? Ведь если пойти на инвалидность, с шахтой придется распрощаться.
Шли годы, здоровье становилось хуже. Сейчас Окладников на пенсии. 73-летний шахтер практически не передвигается даже по квартире. Травмированная 19 лет назад нога после инсульта совсем отказала. Посчитав, сколько денег ежемесячно уходит на лечение, Окладниковы решили довести до конца дело с оформлением производственной травмы для получения регрессных выплат (ежемесячной компенсации по утрате трудоспособности). Вместо шахтера по всем инстанциям начала ходить его жена. Антонина Дмитриевна разыскивала свидетелей, бывших руководителей, оформляла бумаги. На все это ушло два года… В конце концов акт о несчастном случае на производстве удалось получить. Но на дворе был уже 2009 год. Заключение МСЭ (медико-социальной экспертизы) подтвердило, что расстройство здоровья бывшего шахтера связано частично с производственной травмой. А так как травма давняя, процент утраты трудоспособности установили по минимуму, лишь 10 процентов. Зато бессрочно.
Наверное, если бы наши горняки получали достойную пенсию, у них бы не возникало повода добиваться каких-то дополнительных выплат. Но ущемленными сегодня как раз оказались шахтеры, ушедшие на пенсию в 90-х годах и получающие на порядок меньше нынешних пенсионеров.
Упал, очнулся – ФСС!
Получить акт о несчастном случае 19-летней давности оказалось не самым сложным делом. Далее предстояло определить размер ежемесячных страховых выплат.
Их назначает и выплачивает работнику Фонд социального страхования с того дня, когда МСЭ установила факт утраты профессиональной трудоспособности: среднемесячный заработок умножают на коэффициент утраты работником трудоспособности (в процентах).
А как быть, если последствия перенесенной травмы проявились через несколько лет? Вот тогда с начислением - закавыка. Впрочем, как утверждают междуреченские юристы, сложность эту искусственно создает местный филиал Фонда социального страхования (ФСС), потому что законодательство вполне позволяет решать все самые трудные вопросы в пользу пострадавших на производстве.
…Из искового заявления А.А. Окладникова о признании незаконными действия ответчика (ГУ КРО ФСС) и взыскании страховых выплат в порядке ст. 39 ГПК РФ:
«Я обратился в ГУ КРО ФСС о назначении мне страховых выплат. Фонд для расчета ежемесячных страховых выплат мне предложил только два периода: перед травмой и прекращением работы, на которой я получил травму. Это заработок с апреля 1990 г. по июнь 1991 г. По этому заработку страховая сумма составила… 8 руб. 2 копейки. По второму периоду (с июля 1994 г. по январь 1996 г.) страховая сумма оказалась 231 руб. 99 коп. Меня эти суммы не устроили. Тогда фонд предложил мне подписать заявление о назначении страховых выплат исходя из прожиточного минимума. Получилось 562 рубля».
Между тем в статье 12 Федерального закона
№125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» есть пункт 5, где написано, что если страховой случай наступил после окончания срока действия трудового договора, то по желанию застрахованного учитываются его заработок до окончания срока договора либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности.
«Фонд социального страхования почему-то этот пункт закона при начислении выплат не применяет, - поясняет адвокат Валентина Стаценко. - Обычный размер вознаграждения надо понимать как заработок без дополнительных премий, то есть это тарифная ставка со всеми положенными начислениями. Мы сделали запрос на предприятие, где работал Окладников, и шахта дала справку, что заработная плата механика участка ВТБ на момент МСЭ (апрель 2009 года) составляет 37318 рублей. Если рассчитывать страховые выплаты от этой зарплаты, то получится уже 3730 рублей. Но поскольку в законе речь идет в целом о данной местности, то судья просит представить еще справки с других аналогичных предприятий отрасли для полноты картины».
Окладников не одинок в своей проблеме. А юристы, в свою очередь, считают, что ФСС лукавит. Для установления страховых выплат закон позволяет взять и современный заработок.
«Вот сейчас у меня как раз подобный случай, - рассказывает Валентина Михайловна. - Водителю большегрузного «БелАЗа» в 2008 году установили профзаболевание, а его как хорошего работника перевели на новый самосвал, где у него зарплата стала выше. Когда он пришел оформлять утрату трудоспособности, в ФСС ему сказали, что он может взять только тот период, когда работал на старом «БелАЗе». И суд в этом случае уже помочь не смог, потому что человек собственноручно в заявлении указал период, с которого исчислять выплаты. Так ему посоветовали в ФСС».
Люди доверяют специалистам ФСС. А надо бы перед написанием заявления проконсультироваться с грамотным юристом, какой период для начисления страховых выплат выгоднее взять, считает Валентина Михайловна Стаценко: «У некоторых разница в выплатах получается очень значительная. А помочь уже ничем не можем».
Как примерить «обычный размер»?
По словам директора филиала №9 ГУ Кузбасского регионального отделения Фонда социального страхования РФ Валентины Паршиковой, специалисты ФСС каждый случай рассматривают очень внимательно. «На самом бланке заявления мы распечатали все пункты статьи 12 Закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». Наши специалисты подробно объясняют и делают два варианта расчетов разных периодов, которые человек может взять для начисления ежемесячных страховых выплат. Вариант, предусмотренный пятым пунктом, – исключительный, когда страховой случай наступил после окончания срока трудового договора. Как правило, человек уже в это время не работает, зарплату взять негде. А если человек работает, мы рассматриваем два периода его заработка – до травмы и до установления МСЭ. Если это слишком ничтожная сумма, остается только основываться на величине прожиточного минимума. Если человек не может разобраться, какой период ему взять для начисления выплат, мы никого насильно не заставляем срочно подписывать заявление. Если недостаточно консультации нашего специалиста, можно проконсультироваться с юристом. Мы действуем в соответствии с законом, если же пострадавший не согласен, он имеет право обратиться в суд».
По словам заместителя директора Веры Токаревой, за 12 лет, с момента принятия закона, до сих пор так и не появилось законодательное определение понятия «обычный размер вознаграждения», не утвержден и механизм его реализации. «Поэтому практическое применение этого пункта невозможно, - считает Вера Васильевна. - Суд в соответствии с Гражданским кодексом вправе применить этот пункт на свое усмотрение, мы же не можем это сделать, нам закон не дает такого права. Мы рассматриваем этот факт как несовершенство закона. Мы сами вынуждены говорить людям: «Обращайтесь в суд!»
Однако юристы отмечают, что в ходе судебного разбирательства суд указывает специалистам ФСС, что отсутствие детального законодательного толкования данного понятия вовсе не освобождает участников спорных правоотношений от обязанности по соблюдению и исполнению закона. И все суды проходят по одной схеме: суд говорит, что можно применять пятый пункт, а ФСС утверждает, что раз механизма нет, то нельзя.
Еще пример. В суд с иском к Государственному учреждению Кузбасское региональное отделение Фонда социального страхования РФ – филиал №9 (ГУ КРОФСС) обратился К., бывший водитель шахты «Распадская». В 1993 году с ним произошел несчастный случай, связанный с производством, был составлен акт. Но в учреждение МСЭ он обратился только спустя 16 лет. Ему, как и шахтеру Окладникову, тоже была установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 10%, начиная с 13 мая 2009 года. И тоже ФСС назначил выплаты, исходя из прожиточного минимума. Сумма в несколько сотен рублей не устроила пенсионера. Он полагал, что расчет выплат должен быть произведен из обычного размера вознаграждения водителя его категории на момент установления утраты трудоспособности.
Суд удовлетворил требования К. в части перерасчета выплат, исходя из обычного размера вознаграждения в соответствии с п.5 ст.12 ФЗ №125-ФЗ. Пенсионер стал получать сумму в пять раз больше той, которая была ему назначена ФСС. В материалах дела отмечается, что ФСС не представил сведений о том, что на момент назначения выплат были получены сведения об обычном размере вознаграждения, как и доказательства того, что этот размер менее величины прожиточного минимума.
Также в качестве нарушений судом отмечается, что права застрахованного не были разъяснены в полной мере, страховщиком фактически не был установлен период заработка для расчета выплат, который соответствует требованиям законодательства и который желает учесть застрахованный.
Не зарастет народная тропа?
В филиале №9 ФСС (он объединяет Междуреченск и Мыски) зарегистрировано 4700 случаев утраты профтрудоспособности, или 3700 дел (у некоторых регрессников по нескольку заболеваний или травм). В Кузбассе Междуреченск удерживает второе место после Прокопьевска по числу травм и профзаболеваний. Специалисты ФСС отмечают в городе стремительный рост по профзаболеваниям. И дело здесь не только в недавней аварии на «Распадской», в которой пострадали в легкой или тяжелой степени более 140 шахтеров. Междуреченск – город молодой, все угольные предприятия – действующие. И шахтеров здесь больше, чем в других городах Кузбасса. С целью обеспечить достойную жизнь своей семье мужчины по 20-30 лет работают в шахте. Это, несомненно, отрицательно сказывается на их здоровье. А значит, вопросы с начислением регрессных выплат – из серии вечных…


Людмила ХУДИК.

Источник: kuzbass85.ru

Другие новости Новокузнецка и Кемеровской области.

«Комендантский час» для водки 10.11.2010

Нам строить и жить Китай помогает 10.11.2010

ШУТЫ И КРАСАВИЦЫ Сергея Тарханова 10.11.2010

Исполнение живой красоты 10.11.2010

Породы сразу видно! 10.11.2010

Леди-ЖУР 10.11.2010

войти в личный кабинет

E-mail:

Пароль:

ЗапомнитьЗабыли пароль?

Добавить вакансию  Добавить резюме