ГлавнаяНовости Новокузнецка22.11.2016Дети на краю: как уберечь ребёнка от суицида

Дети на краю: как уберечь ребёнка от суицида

По данным Следственного комитета, в России с января по август 2016 года 350 детей совершили самоубийство. Пока нет официальной статистики осени, но об отдельных случаях уже известно.
14 ноября произошла трагедия в Псковской области – погибли 15-летние юноша и девушка. Спустя два дня задержали Филиппа Будейкина – одного из администраторов «групп смерти», который является фигурантом дела о доведении подростков до суицида. По данным следствия, 15 несовершеннолетних участников сообществ в социальных сетях совершили самоубийство, ещё пять удалось вовремя остановить.
«Газета Кемерова» вместе с экспертами попыталась разобраться, какие выводы мы можем сделать из трагедии в Пскове, почему подростки интересуются темой ухода из жизни и нужно ли с ними об этом говорить. И что делать, чтобы сохранить с ребёнком доверительные отношения, которые защитят его от непоправимого поступка в будущем.

Что случилось в Стругах Красных

В Псковской области двое подростков, Денис и Катя, сбежали на дачу в Стругах Красных и пробыли там три дня. Когда за ними приехала полицейская машина, они обстреляли её и забаррикадировались в доме. Оружие – охотничье ружье и пистолет – девятиклассники взяли в сейфе вместе с алкоголем и сигаретами. Все происходящее школьники транслировали в Periscope. Зрителям они рассказали, что ушли из дома из-за конфликта с родителями. Затем подростки самостоятельно прервали запись. Позднее правоохранители сообщили, что юношу и девушку нашли мёртвыми.
«Проведенный комплекс первоначальных следственных действий позволяет следствию сделать вывод о том, что после того, как подростки перестали выходить на связь, 15-летний молодой человек выстрелил в свою сверстницу, а затем совершил суицид», – сообщила официальный представитель СК РФ Светлана Петренко.

Оружие с дачи и обстрелянная машина. Фото: Instagram
Псковский политик Лев Шлосберг убеждён, что трагедия в Стругах Красных произошла прежде всего из-за проблем в семьях подростков. Он полагает, что даже в случае разногласий с детьми нужно сохранять с ними доверительные отношения и оказывать им моральную поддержку.
«Это сугубо семейная ситуация, когда драма агрессивного непонимания родителей и детей одновременно развивалась в двух семьях... Дальше случилось роковое стечение фатальных обстоятельств: пустующий дом с доступным оружием, удаление от места жительства и учёбы, отсутствие координации действий силовых и гражданских сил. События выстроились в такой смертельной логике именно потому, что дети полностью утратили чувство семьи как дома, защиты, теплого крова, где тебя понимают и любят», – рассказал «Газете Кемерова» правозащитник и депутат Псковского законодательного собрания Лев Шлосберг.
Андрей Зыков, психолог благотворительного фонда «Твоя территория», анонимно и бесплатно консультирующего подростков, уверен: нельзя винить в случившемся родителей, несмотря на их конфликт с детьми. Инцидент требует тщательного расследования.

Псковские школьники встречались около года. Фото: vk.com
«Мы очень мало знаем об этой ситуации – неизвестно, каким образом велись переговоры. Почему в окружении продолжалась интернет-трансляция, и её не остановили? Насколько я знаю, во время переговоров очень важно обрубать постороннее общение и устанавливать один прямой контакт. При этом среди зрителей не нашлось взрослого, который бы объяснил, что всё может закончиться по-другому. Как оружие оказалось таким доступным? С этими вопросами нужно разобраться», – пояснил Андрей Зыков.
Сейчас в Псковской области работают следователи Центрального аппарата СК России. Они изучают записи погибших подростков в социальных сетях, чтобы определить, с кем они переписывались во время инцидента. Также правоохранители устанавливают круг общения школьников, беседуют с их родственниками, педагогами, одноклассниками и друзьями.

Почему надо говорить о страшном

По данным следователей Пскова, резонансное событие едва не спровоцировало новую трагедию. В ночь на 20 ноября задержан подросток, который с 15 ноября вёл отсчёт до своего самоубийства. Его удалось остановить. Во время беседы юноша заявил, что его «вдохновила» история подростков из посёлка Струги Красные. В связи с этим следственное управление рекомендовало «категорически прекратить разговоры на тему произошедшего», а также оградить детей от просмотра материалов, в которых происходит «героизация» погибших псковских школьников.
Но психологи убеждены, что подростку полезна доверительная беседа с родителями на взбудоражившую его тему. Она поможет снять напряжение. А близкие поймут, требуется ли ребёнку помощь специалиста.

«Сообщения о суициде влияют на подростков, – говорит психолог Андрей Зыков. – Но ограждать их от подобной информации абсолютно бессмысленно. Это будет пробуждать интерес. В подростковом возрасте запретные темы подталкивают к тому, чтобы с ними разобраться. Если ребёнок столкнулся с информацией о самоубийстве сверстника, хорошо бы с ним про это поговорить. Что он чувствует: расстраивается, переживает, злится? Как оценивает случившееся? Если считает, что человек поступил неправильно, критикует его действия – я бы эту тему и не муссировал. Не надо подкреплять интерес, поговорили один раз – достаточно. Если публичный суицид произвел на подростка серьёзное впечатление, и он оценивает его положительно – это симптом неблагополучия. Повод сходить к психологу и разобраться, что происходит с ребёнком».
С этой точкой зрения согласна и кризисный психолог Евгения Задруцкая. Она считает, что тему ухода из жизни нельзя замалчивать – опасно оставлять ребёнка с ней один на один.
«Если подростка это волнует, не бойтесь с ним прямо поговорить. Расскажите о том, что сами переживали в его возрасте. Объясните, что интересоваться такими вопросами нормально. Есть миф, что разговор о самоубийстве его провоцирует. По мнению многих специалистов, это не так. Важно дать ребёнку возможность высказаться о том, что его беспокоит. К суициду приводят боль и отсутствие контакта, а доверительный разговор даёт контакт и снижает уровень боли, поэтому о смерти говорить можно и нужно».

Интерес к смерти естественен. Как отметила Евгения Задруцкая, подросток находится на границе возрастных групп, переживая символическую смерть ребёнка и рождение взрослого. По словам Андрея Зыкова, детей тема смерти привлекала и прежде, но раньше не было интернета и социальных сетей.
«Я живу в Петербурге и помню регулярные паломничества на могилу Виктора Цоя в день его смерти, – вспоминает он. – Интерес к подобным вещам связан с особенностями подросткового возраста. Особую актуальность приобретает поиск смысла жизни, остро встают вопросы: кто я, зачем живу, боюсь ли умереть… Характерно для подростка думать про собственную смерть в том числе».

На страницы Дениса и Кати в социальных сетях подписались тысячи человек. У них появилось несколько групп памяти – с фотографиями, нарезками из той самой трансляции, стихами и песнями.
«К сообществам памяти погибших детей я бы относился достаточно спокойно, – говорит психолог фонда «Твоя территория». – Их минус – они фиксируют на теме суицида. Плюс – общение в подобных группах помогает отреагировать на информацию, снять стресс и переживания, связанные со смертью. Сформировать для себя отношение к суициду и в каком-то смысле защититься от него. Но те группы, которые идеализируют суицид, объективно вредны».

Интернет и «группы смерти»

Петербургские следователи добились ареста Филиппа Будейкина из подмосковного Солнечногорска – администратора одного из сообществ, которые открыто пропагандировали суицид.
По версии следствия, «группы смерти» действовали в социальных сетях с декабря 2015 по май 2016 года. Участникам предлагалось пройти различные тесты в закрытых сообществах. Испытания позволяли получить доступ к новому контенту и заданиям, связанным с тематикой смерти, суицида, причинением себе физических увечий и инсценировке этих событий.

Филипп Будейкин. Фото: СК РФ
Расследование началось после публикации очерка Галины Мурсалиевой «Группы смерти» в «Новой газете» в мае 2016 года. На днях у журналиста вышла книга «Дети в сети», в которой автор подробно рассказывает о своём расследовании и даёт советы родителям, как уберечь ребёнка от беды.
«В суицидальных пабликах детям говорят, что всё это игра: «Ты умрёшь, но тебя мы сохраним на сервере», – рассказала Галина Мурсалиева «Газете Кемерова». – Дети, которые выросли в период виртуальной реальности, привыкли к играм, где жизнь сохраняется. Детский психиатр-суицидолог Елена Вроно говорила, что не раз слышала от подростков: «Я хотел умереть на время». Они не осознают до конца, что смерть – навсегда. Это характерно для протестного возраста, подростки всегда на грани... Конечно, во все времена были суициды, и до эпохи интернета. Но такие группы сильно повышают их вероятность. Понимаете, подростки – это всегда группа риска. Очень тонкий мир, хрупкий».

Галина Мурсалиева. Кадр: YouTube
Журналист вспоминает, что после публикации очерка со всей страны стали приходить письма от родителей погибших подростков. К ней обратилось более 70 человек, семьи нашли общие черты в поведении своих детей и героев текста «Группы смерти». Например, многие из них упоминали имя «Рина», принадлежащее девушке, которая бросилась под поезд в ноябре 2015 года. Родители не восприняли это как тревожный сигнал.
По словам Галины Мурсалиевой, интернет – это не способ связи, а пространство, в котором мы живём: здесь детей подстерегает не меньше опасностей, чем вечером на городских улицах.

Интернет – та же улица. Фото: Pixabay.com
«Мы волнуемся за ребёнка, если его нет дома после 23:00 и телефон не отвечает. Мы начинаем паниковать и сходить с ума. Как только он вернулся, успокаиваемся – сидит в своей комнате, под нашим присмотром, в гаджете. А ведь телефон или планшет – это та же улица. В интернете может встретиться и хороший человек, и преступник. Нам стоит понимать, в каких социальных сетях зарегистрированы наши дети, и самим там бывать. И спрашивать у ребёнка не только, что у него в школе происходит, а с кем он дружит «Вконтакте», о чём общается. А ещё – подучиться компьютерной грамотности, чтобы жить теми же интересами, что и дети», – говорит журналист.
По мнению Галины Мурсалиевой, очень важно поддерживать с подростком тёплые, доверительные отношения. Общаться с ним с уважением, даже если вы не согласны – ребёнку легче будет вам открыться. И ценить, если он хочет поговорить о чём-то сокровенном. Ведь если подросток не обсудит это с вами, то может обратиться за поддержкой к кому-то ещё. Например, в сомнительный паблик.

Инфографика: @roscomnadzor) | Twitter

«Станьте другом своему ребёнку»

Писатели Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак выпустили книгу «Пока я на краю», посвященную теме детского суицида. Над ней они работали вместе с профессиональными психологами. Авторы, будучи родителями подростков, убеждены – профилактикой беды может стать прежде всего общение с родителями. Но только настоящее общение.
«В современных семьях лишь 10% подростков сохраняют контакт со своими родителями, остальные 90% уходят в себя – так говорят психологи, – поясняет Андрей Жвалевский. – Писатель и психолог Екатерина Мурашова провела исследование: сколько в наше время родители общаются с детьми. 11,76 минут в сутки! О чём в это время говорят? Об уроках, вреде гаджетов и компьютерных игр, здоровье, уборке, деньгах, будущем, о котором «ты совсем не думаешь». Как раз о том, что дети обсуждать не любят! Они ждут от нас другого – искреннего интереса к ним самим и их жизни. Моей дочери 11 лет. Когда она хочет со мной поговорить, мы можем обсуждать что угодно: фильм, книгу, игру с младшим братом в школу Хогвартс… Тема неважна. Главное много общаться, причём постоянно. Станьте для ребёнка другом».

Психолог Андрей Зыков считает доверительное общение в семье своеобразной профилактикой суицида. По его словам, чем больше у ребёнка возможностей поговорить с кем-то о своих проблемах, получить поддержку, тем меньше шансов, что он попадёт в беду. Когда ты не один, легче справляться с трудностями.
«Когда у родителей есть контакт с детьми и между ними сохранено доверие, то ребёнок, столкнувшись с проблемами, в большинстве случаев обратится к родным или услышит их совет. Это не означает, что в такой семье с детьми ничего не произойдет. Но вероятность, что они смогут получить помощь или что родители вовремя заметят тревожные сигналы в их поведении, гораздо выше», – отмечает эксперт.
Психолог отмечает: если ребёнок внезапно перестал делиться с вами подробностями своей жизни, мало что рассказывает – стоит насторожиться. Также следует обратить внимание на другие черты поведения:

резко портится настроение, долго подавлен;

появились нарушения сна и питания;

перестал общаться с другими детьми;

постоянно говорит, что все бессмысленно и жизнь ему надоела;

негативно оценивает все события, которые происходят с ним;

становится чрезвычайно послушным и безынициативным.

Если ребёнок подавлен – это тревожный симптом. Фото: Pixabay.com
«Не стоит пугаться, если заметили такие сигналы – это повод задуматься. Даже если их нет, самое важное для родителей подростка – разговаривать с ребенком, интересоваться его жизнью, потребностями. Узнавать, что у него происходит, что получается, а что – нет, в какой помощи он нуждается. Как он видит ваши отношения и что бы ему хотелось в них изменить. Эти доверительные разговоры важны, находите для них время вне контекста критики ребёнка, обсуждения его успеваемости», – говорит Андрей Зыков.
Если контакт наладить не получается, стоит обратиться к психологу. Сначала самому, а потом уговорить подростка, чтобы он сходил с вами.

«Я всё равно тебя люблю»

Кризисный психолог Евгения Задруцкая рекомендует найти с ребёнком общие интересы или попытаться разделить его увлечения. Не только спрашивать о событиях в жизни подростка, но и чем-то делиться с ним в ответ.
«Вы можете рассказать ребёнку о трудностях, с которыми сталкиваетесь. Но не нужно спрашивать его совета – так вы переложите взрослые проблемы на него, а это тяжелый груз. Поделитесь не только проблемой, но и тем, как будете ее решать. А потом обязательно сообщите о результатах. Так вы покажете, что можно найти выход из сложной ситуации, заручившись перед этим поддержкой близкого человека», – советует психолог.
Можно лучше узнать ребёнка, если регулярно обсуждать с ним разные ситуации, считает Евгения Задруцкая. Помогут фильмы, в которых затронуты темы любви, предательства, нравственного выбора или какие-то социальные проблемы. Можно посмотреть картину вместе, а потом поговорить.

Доверительные отношения с подростком можно восстановить. Фото: pixabay.com
«Обсудите сюжет с подростком. Спросите, что он думает о поступке главного героя, какова его собственная точка зрения на проблему, с которой персонаж столкнулся. Важно не занимать менторскую позицию, не учить жизни. Ребёнок должен чувствовать, что вы его мнение уважаете, даже если оно отличается от вашего. Помогают семейные ритуалы – совместные занятия, которые регулярно повторяются вне зависимости от внешних обстоятельств. Например, воскресные обеды. Это упорядочивает жизнь, даёт всем членам семьи островок спокойствия в ежедневной суете. А также создаёт пространство для дружеского общения, рождения общих интересов», – говорит Евгения Задруцкая.

Писатель Андрей Жвалевский читает своим детям книги перед сном. Это семейный ритуал – что бы ни случилось, он проводит время вместе с дочерью и сыном. Они знают, что во время чтения могут пообщаться с отцом. Есть у него и ещё одно средство, которое поможет оградить детей от потрясений в будущем – с малых лет они знают, что такое ответственность.
«Детей как можно раньше нужно приучать, что от принятого решения зависит их жизнь. Неправильно примешь решение – это на тебе и отразится. То, на чем можно тренироваться – домашние задания. Многие родители сидят с детьми за уроками часами. Жалуются, что много задают. А мы поставили детей в такие условия: «Твоя учеба – твоё дело. Хочешь получать двойки – пожалуйста». Никому не нравятся плохие оценки. Поэтому мой ребёнок учится для себя в первую очередь. И в 11 лет уже осознаёт, что от его решений многое зависит», – делится родительским опытом Андрей Жвалевский.

Все собеседники «Газеты Кемерова» отмечают – универсальной защиты от беды нет. Все семьи разные, к каждой нужен свой подход. Но доверие, нежность, забота и взаимное уважение снижают риск трагедии.
«В доме должна царить любовь, – говорит писательница Евгения Пастернак. – И она не зависит от количества членов семьи – это может быть одна мама или один папа, кровные родители или приёмные. Не играет роли, насколько финансово обеспечены люди. Главное – это доверие, взаимное уважение. И безусловная любовь. Знаете, как говорят психологи? Если вы застали ребёнка за дурным поступком, например, застукали с сигаретой, то надо… обнять и сказать: «Я тебя люблю. Мне плохо от того, что ты делаешь, я не могу это принять, но я все равно с тобой». Только так и никак иначе. Ваша поддержка и принятие могут уберечь ребёнка от зла и непоправимых ошибок».

Иллюстрации: Pasha Graf

Источник: gazeta.a42.ru

Другие новости Новокузнецка и Кемеровской области.

Кузбассовцы выберут народных героев области 2016 года 22.11.2016

Пятикратному чемпиону НБА грозит до двух лет лишения свободы 22.11.2016

Кемеровчанку признали виновной в покушении на убийство 22.11.2016

Кемеровчанка предупредила горожан о мошенниках 22.11.2016

Суд рассмотрит дело о хищении у «МРСК Центра» 241 миллиона рублей 22.11.2016

В Кузбассе двухлетняя девочка отморозила пальцы из-за безразличия пьяного отца 22.11.2016

войти в личный кабинет

E-mail:

Пароль:

ЗапомнитьЗабыли пароль?

Добавить вакансию  Добавить резюме